Клады

В устном народном творчестве клады делились на две группы: заклятые и хорошие. Первые охранялись специальными непреодолимыми заклятиями и нередко нечистой силой. Существовала целая «армия» нечистивцев. Полевик охранял клады, спрятанные в поле. Появлялся он или в виде сумрачной холодной тени, или сильного солнцепека, пугал искателей кладов диким хохотом или эхом. Лесовик же, охранявший лесные клады, мог принимать облик старца с бледным лицом и огромными немигающими глазами. А вот уже Кладник владел кладами с приусадебных участков. Он носил одежду и обувь из золота и серебра, но был страшно скупым: в серебряном мешке носил корки хлеба, выпрошенные у людей. Подловив момент, когда владелец едва прикрывал клад землей, Кладник тянул их обоих в глубину земли. И в то же время он час от часу любил неожиданно показывать людям горы золота или серебра.

Чтобы завладеть кладом, иногда необходимы были и мужество, и хитрость. По одному сказанию, вот что случилось. Когда один старик закапывал деньги с заклинанием: «Какая рука загребла, та и отгребет», то это подслушала его невестка. И когда свекор умер, она рукой покойника раскопала землю и завладела кладом. А однажды один владелец денег заклял, что достанутся они только тому, кто сам после своей смерти перепашет спрятанное. Тогда невестка с мужем надели на покойника хомут, запрягли в соху и провели ею бороздку — деньги–то и «вынырнули» на поверхность. В другом случае зять подслушал заклятие тестя: «Кто голову положит, тот мои деньги и возьмет». А поскольку старик забыл сказать «человеческую», то парень положил голову петуха, да и забрал клад.

А что придумывали наши предки, если надо было откопать заклятый клад, а заклятья никто не знал? Тогда использовали чудодейственную силу некоторых растений. Например, плакун–траву необходимо было привязать к ноге немого петуха, и он обязательно запоет в необходимом искателю месте. Можно было использовать и разрыв–траву, которая могла взломать любые замки и преграды. Добыть ее можно было так: замазать глиной гнездо сороки или совы, окружить колючками гнездо ужа или черепахи, и тогда последние, чтобы преодолеть эти препятствия на пути к своим отпрыскам, должны были найти и принести разрыв–траву. Правда, примеры, когда эти твари сущие помогали кладоискателям, неизвестны…

Хорошие клады могли попасть только к таким же людям. Но им должно было в этом помочь мифическое существо. Таковыми в Беларуси были «дзедок», «белун» и «купальский дзедок».

«Дзедок» погружал встречного добряка в глубокий сон и рядом с ним оставлял деньги. Это был старик с огненно–красными глазами и такой же бородой. Иногда голова «дзедка», издалека похожая на огонек, появлялась на месте спрятанного клада. Достаточно было бросить на нее шапку или хотя бы собственный волос, чтобы ценности появились на поверхности.

«Белун» –старик с постоянным насморком, живущий в придорожной ржи или пшенице. Увидев человека, он выходил на дорогу и просил вытереть ему нос. Если это делалось рукой, то он давал столько золота, сколько помещалось в ней. Если носовым платком — сколько помещалось в нем.

«Купальский дзедок» ходил с корзиной, полной цветов и трав. Если перед ним уважительно расстилали полотенце, он бросал на него волшебный цветок папоротника, который давал возможность видеть сквозь землю и узнавать тайны заклинаний.

Наши белорусские предки также утверждали, что в некоторые дни, например, на Ивана Купалу, в темную летнюю ночь или на Великую субботу, даже заклятый клад мог сам себя показать. В том месте, где он закопан, на поверхности должно было появиться белое, красное или синее пламя. Считалось, что в такие моменты золотые либо серебряные монеты выходят на поверхность, чтобы просохнуть. Но если кто–нибудь осмеливался приблизиться к этому месту, то огонь мгновенно исчезал.


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.