Кикимора

 Пращуры наши почитали кикимору злым божеством ночных кошмаров, а позднее — недобрым духом крестьянской избы. Более правильно, очевидно, все же произносить это слово как «шишимора», где «шиш», «шишко» — черт, нечистый дух, а «мора» — привидение, мора, наваждение, имя древней богини смерти.

Родится кикимора у красной девицы от Змея Огненного, а потому проклята еще до своего рождения. От этих проклятий детище пропадает из утробы матери, и нечистая сила переносит его за тридевять земель, к злым колдунам, где оно и нарекается кикиморой, злым летучим духом. К семи годам вырастает заклятое детище, научается всякому недоброму волшебству. С виду кикимора тонешенька, малешенька, голова с наперсточек, а туловище не толще соломинки. Но, несмотря на свое убожество, видит она далеко по поднебесью, скоро бегает по земле.

Никем не знаючи, пробирается кикимора в крестьянскую избу, никем не ведаючи, поселяется за печку. Отсюда и выходит она по ночам, чтобы проказить с веретенами, прялкой, вязаньем, начатой пряжей. Берет бабье рукоделье и садится на своем излюбленном месте — в правом от входа углу, подле самой печи. Сидит ли, прядет ли кикимора — беспрестанно подпрыгивает на одном месте. Только и слышно, как свистит на всю избу веретено, крутятся нитки. Впрочем, хоть кикимора и прядет, толку от ее работы нет. Перепутает нитки, скомкает куде-лю, а потом уберется за печку, чтобы и там стучать коклюшками, пугая малых детей.

Но это еще ничего — так, озорство! Вот если привидится она с прялкой на передней лавке, быть в доме покойнику. И если кого невзлюбит — всех из избы выгонит своими причудами. Ничто кикиморе не по сердцу: и печь не на месте, и стол не в том углу, и скамья не по той стене. Принимается она все бросать, швырять, перестанавливать.

Колдуны могут подселить кикимору в жилище, а также способны на это плотники и печники — если недовольны расчетом с хозяевами. Такие подселенные кикиморы особенно беспокойны, сладу с ними нет никакого, и они частенько выживают хозяев из дому. Но с ними можно сладить, если заплатить работникам как следует: кто кикимору навел, тот ее может и вывести.

Плохо, если уйдет она из избы жить в курятник. Всем курам перья повыщиплет! Можно, конечно, там повесить «курячьего бога» — камень с природной сквозной дыркою. Можно все в избе перемыть настойкой горького корня папоротника: кикимора его очень любит и за угождение может всех оставить в покое. Но самое лучшее и надежное — призвать на Герасима-грачевника (4/17 марта) знахаря, и особыми, потайными заговорами изгнать непрошеную гостейку. Весьма помогает комок верблюжьей шерсти с ладаном, подложенной под шесток с присловьем: «Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, а не то задерут тебя каменными прутьями, сожгут огнем-полымем, зальют черной смолою!» Боятся кикиморы медведей, и в прошлом часто сергачей (медвежьих поводырей) нарочно приглашали для отпугивания этой нечисти.

(По А. Коринфскому)


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.