Русалки

 Русалки — это фантастические жилицы вод и источников земли, особенно непроточных — озер, стариц, прудов, тихих рек. Быстрой, проточной воды русалки не любят.

Издавна им посвящались русалии — празднества, позднее совпавшие с днем Троицы.

Как и многие другие призрачные, водяные девы, русалки — это души усопших, но точнее — погибших неестественной смертью, самоубийц, ну и, конечно, красавиц, утопившихся от несчастной любви. Первые четыре года они еще могут вернуться к живым людям, если найдется знающий человек, который вовремя подаст русалке крест. Через четыре года обращение становится невозможным.

Бледнолицые и прекрасные, с долгими зелеными волосами, они поют восхитительные песни неземными голосами и заманивают к себе неосторожных рыбаков и корабельщиков. Тела красавиц настолько нежны, что их можно проницать взором, однако из объятий русалок никому не вырваться, да и не всякий смертный захочет променять обольстительную русалку на привычных земных жен!.. Могут завлечь русалки и случайного путника, особенно когда в лунную ночь выплывут из вод, сядут на ветку ивы, низко склонившуюся к волнам, и примутся расчесывать белым, из рыбьей кости выточенным, гребешком свои чудные зеленые кудри, по которым всегда струится вода. Беда, если кто поддастся их чарам! Одного хотят русалки от людей: защекотать до смерти и потопить.

Среди русалок есть старшие, которые бранят младших, не сумевших затащить в воду ни одного человека, смеются над ними.

Летом, начиная с Троицына дня, русалки оставляют речные и озерные омуты и выходят на землю. Для жительства русалки выбирают себе плакучие березы, потому в Русальную неделю деревенские девушки непременно ходят завивать березки, чтобы водяниц задобрить: связывают разноцветными лентами березовые ветви, на которых так любят качаться мавки при луне, которая для них светит ярче обычного. Русалки аукаются между собой, пляшут, водят веселые хороводы.

В эту пору ни одна девушка не решится одна, без подруг, пойти в лес, опасаясь попасться русалкам: увлекут с собою, сманят — домой больше не воротится. Молодую женщину со смехом выгонят из лесу, подгоняя ветками. Стариков и старух русалки не любят, оттого им никогда не являются: те видят только раскачивающиеся ветки деревьев да слышат далекие голоса. А вот кому от русалок вовсе беда, это красивым парням: охочи водяные девы до земной любви! Причем русалки непременно оставят знак, что это именно они замучили человека до смерти: на голову наденут венок из осоки и кувшинок, руки свяжут березовой вицей. Труп не гниет, пока его не коснется человеческая рука, и каждую ночь русалки будут водить вокруг хороводы. Издалека, пожалуй, и не отличишь, чей это хоровод, девичий или русалочий, однако если прислушаться к пению, сразу поймешь: если в него вплетается сорочий стрекот, значит, это русалки.

Бывает, пожалеет парня и не станет его топить, но тогда всего лишь на два часа в сутки дозволено ей выходить к милому на свидание, а все остальное время ее участь — злая ревность к живым. Особенно тяжко приходится влюбленным русалкам зимой, когда наступает зима, реки и озера замерзают. Если слышен сильный треск льда, значит, это бьется в него из глубины, горюя о милом друге.

На Украине для русалок существует еще одно наименование: гречухи. Так называют тех русалок, которые собираются на нивы и с возгласом: «Ух, ух, соломенный дух!» весело бегают по колосистой ржи или катаются по ней взад и вперед, отчего рожь волнуется, как бы от дуновения ветра. Но больше всего они любят прятаться в гречихе, за что и получили свое название.

Где русалки бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там хлеба обильнее. Однако от русалок не столько пользы, сколько вреда: когда они плещутся в воде, играют с бегущими волнами или прыгают на мельничные колеса и вертятся с ними, то не преминут спутать у рыбаков сети, а у мельников попортить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для выбеливания; потом краденой пряжей завивают свои березки. Самое верное средство, чтобы русалки отвадились, — полынь, «трава окаянная», как ее называют русские зелейники. Только пользоваться ею надо умеючи. Уходя после Троицына дня в лес, следует непременно брать эту траву с собою. Русалка — девка любопытная! — непременно подбежит и спросит:

— Что у тебя в руках: полынь или петрушка?

— Полынь, — следует ответить.

— Брось ее под тын! — громко выкрикнет она и побежит мимо, и тут-то надо успеть бросить эту траву в глаза русалке: никогда она тебя больше не тронет. Если же ответить: «Петрушка», — то русалка с криком: «Ах ты, моя душка!» — набросится на человека и примется щекотать до тех пор, пока он не упадет бездыханным.

Русалки выходят из воды еще перед Светлым Христовым Воскресением, за день до Пасхи, когда обносят кругом церкви плащаницу. В этот день вообще вся нечисть так и норовит напакостить добрым людям! В храме тогда следует запирать покрепче двери, чтобы не вбежали русалки. В этом поверье можно различить следы древнеславянского почитания душ умерших: весною, когда вся природа оживает, оживали и души умерших и бродили по земле…

(По С. Максимову)


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.